TravelWind.ru - Портал для любителей путешествий - Ветер странствий
 СТРАНЫ   ОТЕЛИ   НОВОСТИ   СТАТЬИ   ПОГОДА   ФОТООБОИ 
  Подмосковье
  Отдых у моря
  Экзотика
  Экскурсии
  Горные лыжи
  Лечение
  Все страны

  Дайвинг
  Виндсерфинг

  Советы туристам
  Анекдоты

  Реклама на сайте
  Ссылки





Вьетнам

ВЬЕТНАМ

ВЬЕТНАМ



Сердце змеи

Аэрофлот Январь 2006

Архимандрит Августин (Никитин)

Она подарила мне незабываемый вечер и острые ощущения на год вперед. Все-таки выбор партнерши для новогоднего вечера имеет принципиальное значение. Особенно если она – кобра.

В Сайгоне я собирался пойти встречать Новый год в Apocalypse Now. Вполне подобающее название для ознаменования начала чего-то нового! Этот бар в нескольких кварталах от отеля "Континенталь" популярен среди иностранцев, и я думал застать там пожилых головорезов из Иностранного Легиона, уже 30 лет числящихся в самоволке американских пехотинцев, агрессивных барышень в серебряных мини-юбках и дельцов черного рынка с лицами, изъеденными коррупцией и малярией. Провести новогоднюю ночь в компании международных отморозков, торговцев оружием и наемных убийц – согласитесь, такое выпадает нечасто. Но разочарование постигло меня тут же, как только я переступил порог. Среди горшков с пальмами и гирлянд лампочек за столиками сидели прилично одетые туристы из Германии, Америки и Тайваня. Шведский стол ломился от европейской еды.

По телевизору с большим экраном транслировали футбол, а у бара скучали загорелые блондинки с акцентом Среднего Запада и без малейшего намека на грех. Развернулся и ушел.

У выхода я увидел мото-парня в бейсболке с надписью Yankees, который часто дежурил у гостиницы и возил меня по городу. Он крикнул мне: "Happy New Year!". Я растерялся, не зная, что ему ответить, потому что восточный Новый год, который во Вьетнаме отмечают под именем Тет, будет лишь в конце января.

– Мото? – заполнил он паузу.

"А куда сейчас ехать-то?" – подумал я.

– Тим рэн? – спросил мото-парень, и я сразу не понял, что он имел в виду.

– Кобра? – сказал он и артистично показал, как он ее ест. Оказывается, он помнил, что пару дней назад я спрашивал при нем у портье, где можно отведать змеи. Вечер начинал складываться неожиданно хорошо – вместо новогоднего ужина с унылыми европейцами вдруг появилась перспектива попробовать настоящего аспида.

Мото-парень за рулем, я сзади – мы вливаемся в мотороллерный поток. Ездоки выполняют "сонг ту до" – ежесубботний ритуал бесцельного медленного кружения по улицам центрального Сайгона. Только сегодня их во много раз больше: десятки тысяч молодых вьетнамцев – парней, одетых в накрахмаленные рубашки и отутюженные брюки, и девушек с прямыми спинами в белых "ао зай" (длинных облегающих платьях) и перчатках до локтей. Все они движутся в едином бесцельном стремлении, как в замедленной съемке, капли воды в одном течении – но каждая капля сама по себе. Похоже на школьную вечеринку: девочки – справа, мальчики – слева, и обе стороны боятся сделать шаг навстречу друг другу. Или вместе остановиться. Они и не останавливаются – для этого просто нет места, занят каждый квадратный метр мостовой.

На улицах Сайгона пахнет бензиновым выхлопом, цветами франджипани, свежевыпеченными французскими батонами, курениями из храмов. Иногда ветер приносит невкусный запах реки, уставшей от большого города. Но главный запах – ароматы еды. В Сайгоне еда не выпадает из поля зрения ни на минуту. Это ощущение – когда не знаешь, что перед тобой, но хочется все попробовать – достигает апогея в маленьких ларьках на рынке Бен Тан. Здесь запах дуриана мешается с запахом морской живности и "хвак нама" – известного во всей Юго-Восточной Азии рыбного соуса из забродившей селедки. Босоногие мясники пьют чай, сидя на своих кровавых разделочных плахах. Стук мальчишеских молоточков оповещает потен циальных клиентов о приближении разносчиков с коромыслом "дон га" – с одной стороны висит горшок с вермишелевым супом "фо", с другой – мешочки с при правами, ложками и тарелками. Вся еда яркая, свежая, неузнаваемая, вся просится в рот. Еда везде. Кто не готовит ее, тот ест, устроившись в дверном проеме или сидя на корточках у какой-нибудь стены…

Ресторан, куда мы прибываем, называется "Хвон Ран" ("Вкус леса"). У входа – несколько аквариумов со съедобного вида рыбами, но я здесь не за тем. К столу подходит молодой официант в безукоризненной белой рубашке и улыбается мне ровными лошадиными зубами. В Азии часто попадаются люди с непропорционально большой улыбкой – на наш западный вкус, конечно. Холщовый мешок у официанта в руке смотрится неуместно. Я ожидал меню, но, видимо, в меню здесь только одно блюдо. Не гася оскала, официант вытряхивает из мешка полуметровую злющую кобру и прижимает ее рогатиной к полу. Кобра издает свистящий звук, поднимает голову и раздувает воротник. Вокруг теснится обслуживающий персонал и все свободные официанты. Они собрались по смотреть на представление – неужели им это еще не надоело? Или всякий раз они надеются, что кобра слопает клиента, а не наоборот?.. Острый голод сменяется беспокойством. Кобра чувствует, что ничем хорошим сегодняшний вечер для нее не закончится. Она яростно бросается на палку. Я замечаю здоровенный пластырь на руке официанта, и это заставляет меня усомниться в благополучном исходе ужина. Придерживая хвост, змеевод поднимает кобру на палке. Висящая змея прожигает меня своими злыми глазами-бусинками. "Прицеливается!" – проносится у меня в голове. На этом нагнетание страстей заканчивается. Появляется хмурый ассистент змеевода – с металлическим подносом, маленькой пиалкой, графином рисового вина и парой ржавых садовых ножниц. Они с официантом растягивают змею: один держит ее за шею, другой – за хвост. Улыбчивый официант всаживает змее в брюхо ножницы и вырезает сердце. На поднос хлещет темная кровь. Все облегченно вздыхают, смеются, напря- жение спадает. Их напряжение, но не мое.

Кровь сливают в стакан и смешивают с рисовым вином. Розовое змеиное сердце продолжает биться на дне пиалы. Я уже хочу, чтобы оно поскорее остановилось. Подношу пиалу ко рту, закидываю голову и глотаю целиком, не решаясь прикусить живое сердце. Горлом чувствую его биение, но вот оно затихает у меня внутри. Зато вовсю колотится мое… По выражению лица змеевода понимаю, что должен был разжевать. Он подает мне "ру тиет рэн" – вино с кровью. Терпимо. Похоже на сок от непрожаренного мяса, только с легким рептильным привкусом.

– Теперь будет много сыновей. Ты стал сильным! – говорит змеевод, и все вокруг дружелюбно хихикают.

Я только что съел живое сердце кобры и запил его ее кровью.

"Интересно, сколько осталось до Нового года?" – думаю я, глядя, как змеевод с ассистентом разделывают кобру за соседним столом. Внутренностей у нее в животе умещается непропорционально много – на мой несведущий взгляд. Несколько капель желчи смешивают с вином – я понимаю, что настало время испить вторую чашу. Жидкость в ней ярко-зеленого цвета. Кровь выглядела более аппетитно. "Очень сильный", – повторяет официант: мол, надо, парень, пей. Подавляю рвотный реф лекс и пью. Горько, противно – наверное, такой вкус и должен быть у желчи.

Потом следует, собственно, сам ужин. Первым приносят салат из сырых кусочков змеи, обильно заправленный лимонным соком. Вкусно! Затем – ломтики жареного гада в горшочке. Тоже неплохо. Потом – абсолютно резиновые внутренности, которые невозможно разжевать даже акульими зубами. Следом подают прожаренные в масле кос ти аспида, хрустящие, как картофельные чипсы. Под занавес – рубленое мясо земноводного, завернутое с листьями мяты в тончайшие рисовые блинчики. Они выглядят так невинно, что ими спокойно можно обносить гостей на детском утреннике…

Ровно в полночь я снова оказываюсь на улице, зажатый по бокам моторизованной сайгонской молодежью. Наступает Новый год, но ничего не происходит. Никакого шампанского, никто никого не поздравляет, никто не стреляет из хлопушек, никто не целуется. Новый год не в силах остановить этот странный неторопливый поток празднично одетых мужчин и женщин. Они по- прежнему невозмутимо фланируют по центру города в ожидании не пойми чего. На мой взгляд, их всех следует хорошенько встряхнуть. Надо подарить каждому по змеиному сердцу! Я чувствую, как во мне пульсирует энергия, и еле удерживаю себя на заднем сиденье мопеда. Мне хочется кинуться за руль и выжать до упора ручку газа.

Теперь я понимаю, о чем говорил официант. Можно родить много-много сыновей, если съедать по змеиному сердцу раз в неделю.

И одного змеиного сердца достаточно, чтобы ощутить себя сильным…



© Аэрофлот

Январь 2006

Дополнительная информация:   

  Вьетнам

Публикации по теме


Южная страна гор и рек
Туризм и отдых Февраль 2005

Вьетнам — здесь счастье живет в большом животе
Туризм и отдыx Февраль 2005

Вьетнам. Страна неуловимого дракона
Отдых и путешествия Февраль 2003

Сайгонский блуд
Вечерний Нью-Йорк Февраль 2002

Дарить детям деньги на Новый год - к счастью
Закон. Финансы. Налоги Январь 2001

На родину дедушки Хо
Туринфо Февраль 2000

Секрет Лань Лена
Туринфо Январь 2002

Халонг ждет гостей
Иностранец Июль 1998

Другая планета
Туризм и отдых

Коррида по-вьетнамски
Иностранец 2002 год

Американцы опять во Вьетнаме. А мы - нет.
Иностранец 1997 год

Золото Вьетнама
Странник 1997 год

В туманных лесах Фансипана
Вокруг света Март 2004

На слонах в каменный век
Вокруг света Апрель 2004

Тихая Сапа
Вокруг света Февраль 2008

Вьетнам
GEO Ноябрь 2007


© 2005-2013  TravelWind.ru  
Бонн | Ла Плань | Мансанильо | Себу | Азия | Корфу | Лансароте | Шины Kleber



Туризм и Отдых Турция Египет Испания Rambler's Top100 Rambler's Top100